Глава из диссертации на соискание степени доктора фармацевтических наук
Семенченко В.Ф., г.Пятигорск, 1993 г.

ГЛАВА 7. Исследование биологической активности тритерпеноидов из коры березы и корней ложных солодок



Одной из современных задач фармации является сосредоточение научных усилий на дальнейшем и более тщательном изучении и использовании для охраны здоровья человека и животых не только новых, но и хорошо известных растений, целебные свойства которых далеко еще не познаны медициной [83]. Суммарные препараты березы были включены еще в первые русские фармакопеи [446]. Однако в настоящее время с лечебной целью из березы получают только деготь и применяют почки березы [170].
Биологические исследования суммарных и индивидуальных тритерпеноидных препаратов из коры березы и корней локных солодок проводились нами совместно с коллективом кафедры биологической химии Пятигорского фармацевтического института (заведующий кафедрой проф. Ю. К. Василенко), сотрудниками отдела инфекционных болезней молодняка Белорусского научно-исследовательского института экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского, (заведующий лабораторией - старший научный сотрудник А. Ф. Лилуй), работниками кожного отделения Ставропольского краевого вендиспансера (заведующая отделением А. З. Каменева, консультант проф. Е. Д. Марьясис). Микробиологические исследования были проведены на кафедре физиологии и патологии с курсом микробиологии Пятигорского Фармацевтического института (заведующий курсом - доцент В. С. Череватый). Всем им автор выражает искреннюю признательность и благодарность. Фрагменты экспериментальных исследований были опубликованы в печати [7, 218, 257, 269, 314, 334, 335, 349].

7.1. Антимикробная и противогрибковая активность суммы тритерпеноидов.
При изучении антимикробного действия суммы тритерпеноидов коры березы использовали метод разведения в питательном агаре согласно методических указаний "Об унификации методов определения чувствительности микроорганизмов к химиотерапевтическим препаратам", созданных на основании приказа ∙250 от 13.08.75 года МЗ СССР. В эксперименте использовались 18-часовые агаровые культуры микроорганизмов Staphylococcus aureus, Bacillus antracoides, Bacillus pyocyaneum, Escherichia coli, Solmonella typhimurium, Shigella Flexneri, Proteus vulgaris. Стандартизацию культур проводили по стандарту мутности 5 ЕД и разбавляли до контдентрации 107 микробных клеток в 1 мл взвеси. В качестве исходного препарата применяли 5% раствор тритерпеноидов в диметилсульфоксиде. По мере необходимости готовили другие разведения с тем же растворителем. В качестве контроля на растворитель использовали диметилсульфоксид. Посевы инкубировали в термостате (37°C) в течение суток. Оценка результатов проводилась по видимой задержке роста микробов.
Результаты исследования показали, что минимальная подавлятющая концентрация (мкг/мл) тритерпеноидного препарата составляла для Staphylococcus aureus 160 мкг/мл, Bacillus antracoides, Escherichia coli и Solmonella typhimurium по 200 мкг/мл.
Исследование противогрибковой активности проводили методом серийных разведений в агаре Сабуро. В качестве тест-культур использовали штаммы патогенных грибков дерматофитов Candida albicans, Aspergillus nigerugr. Исследуемые тритерпеноиды в различных концентрациях [500, 250, 125, 50, 30 мкг/мл и т.д.] вводили в расплавленную среду, а затем пробирки с агаром и используемыми веществами заселили тест-культурой. Посевы выдерживали в термостате при 28°С в течение 14 дней. Культуры наблюдали с начала культивации для оценки роста и возможностей морфогенетической трансформации микроорганизмов. В качестве контроля использовали посевы тест-Грина агар Сабуро с растворителем и без него. Фунгицидная активность каждого образца изучалась в трехкратном повторении опытов.
Результаты эксперимента показали, что сумма тритерпеноидов из коры березы оказалась эффективной против Aspergillus niger [80 мкг/мл] и в меньшей степени против Candida albicans. [125 мкг/мл]. Против остальных грибов активность суммы тритерпеноидовов коры березы не выявлена.
В результате проведенного исследования можно заключить, что сумма тритерпеноидов из коры березы является эффективным бактериостатическим средством в отношении таких микроорганизмов как Staphylococcus aureus, Bacillus antracoides, Eschericha coli и Salmonella typhimurium, а также задерживает рост грибов дерматофитов Candida albicans и Aspergillus niger. Высокая активность в отношении Aspergillus niger в перспективе открывает возможности для применения тритерпеноидов березы в ветеринарии в связи с частым заражением этими микроорганизмами сельскохозяйственных животных.

7.2. Фармакологические свойства тритерпеноидов из коры березы.
Далее мы исследовали некоторые стороны биологической активности суммарного тритерпеноидного препарата из коры березы, а также индивидуального тритерпеноидного - бетулина и его диацетата. Предварительно изучалась токсичность препаратов на белых мышах при внутрибрюшинном введении суммы тритерпеноидов согласно рекомендациям Фармакологического комитета МЗ СССР. Максимальная доза исследуемых веществ, возможная для введения, составившая 5 666 мг/кг массы тела животных, не вызывала гибели животных, что позволило считать ЛД50 > 5 666 мг/кг. Согласно классификации токсичности К.К.Сидорова [271], исследуемые вещества следует отнести к группе относительно безвредных веществ.

7.2.1. Гиполипидемические свойства тритерпеноидов.
В литературе имеются упоминания о гипохолестеринемических свойствах некоторых тритерпеноидов [64], однако гиполипидемическое действие суммы тритерпеноидов из коры березы, бетулина и бетулина диацетата не изучалось. Эксперимент по определению гипохолестеринемического действия веществ проводили на нелинейных белых крысах, у которых экспериментальная гиперхолестеринемия вызываласъ внутрибрюшинным введением твина-80 в дозе 200 мг на 100 г массы тела животных [226]. Одновременно с твином-80 опытным группам животных перорально в объеме 1 мл водной суспензии вводили исследуемые тритерпеноиды в дозе 10 мг/кг, 75 мг/кг и 150 мг/кг. Контрольная группа животных в аналогичных условиях вместо исследуемых веществ получала 1 мл воды. В качестве препаратов сравнения использовались официнальные противосклеротические средства цетамифен и полиспонин, вводимые животным в аналогичных условиях в максимальных терапевтических дозах (10 мг/кг) [170], а также тритерпеноидные препараты сапарал и глицирам в дозе 10 мг/кг, гиполипидемическая активность которых была изучена ранее [64]. У всех животных, а также в группе интактных крыс исследовалось содержание в сыворотке крови общего холестерина по Ильку [129].
Как видно из таблицы (приложение 1), сумма тритерпеноидов из коры березы в дозе 75 мг/кг вызывала снижение холестерина в крови на 29,0% (Р < 0,01), превысив активность препаратов сравнения. Столь же выраженную гипохолестеринемическую активность проявил бетулин и его диацетат (приложение 1). При этом бетулин набльшее гипохолестеринемическое действие оказал в дозе 150 мг/кг (на 45,0%, Р < 0,001), тогда как в дозе 75 мг/кг его эффект был несколько меньшим (на 22,0%, Р < 0,05), чем в такой же дозе влияние суммы тритерпеноидов. Примечательно, что ацетилирование бетулина обусловило (при применении в малых и средних дозах - 10 мг/кг и 75 мг/кг) увеличение гипохолестеринемического эффекта: бетулина диацетат соответственно понизил уровень холестерина в сыворотке крови на 30,0% (Р < 0,001) и на 33,0% (P < 0,001). Ранее подобное явление было отмечено в работе [427].
Проведенные исследования тритерпеноидного фитокомплекса из коры березы показывают, что тритерпеноидные вещества березы оказывают значительное гипохолестеринемическое действие, превышающее аналогичное действие полиспонина, цетамифена и сапарала. Для подтверждения полученных выводов мы провели дополнительные исследования тритерпеноидов из коры березы в условиях "витаминной" модели гиперлипидемии [427].
Для создания модели крысам весом 200 г перорально в течение 4 дней вводили 2 мл смеси спиртового и масляного растворов витамина Д2 из расчета 80 000 ЕД на 100 г массы тела и 200 мг/кг холестерина (контрольная группа). Опытной группе животных перорально в течение 4 дней вводили витамин Д2 совместно с холестерином и исследуемые вещества в дозе 75 мг/кг. В качестве исследуемого материала использовали сыворотку крови и ткань аорты. В крови определяли содержание холестерина по методу Илька [129], триглицеридов по методу Gottfried-Kosenberg, холестерина в тканях аорты по методу Либермана-Бурхардта в липидном извлечении - по методу Bragdon [129].
Результаты эксперимента показали, что в опытах с введением суммы тритерпеноидов из коры березы содержание холестерина в крови понизилось на 33,8% (Р < 0,001), а триглицеридов - на 38,4% (P < 0,001); количество холестерина в аорте уменьпилось на 28,8% (P < 0,001). Еще большее гипотриглицеридемическое действие оказали бетулин и бетулина диацетат, соответственно вызвав снижение в сыворотке крови содержание триглицеридов на 53,0% (Р < 0,001) и на 52,0% (Р < 0,001). Эти вещества также более заметно уменьшали содержание холестерина в ткани аорты (соответственно - на 57,0%, P < 0,001 и на 37,0%, Р < 0,001). Однако их влияние на уровень холестерина в сыворотке крови было менее выражено (соответственно, понижение на 25,0%, Р < 0,01 и 20,0%, Р < 0,05). В аналогичных условиях опыта официнальный противосклеротический препарат полиспонин вызывал снижение содержания холестерина в крови лишь на 18,0%, Р < 0,001, сапарал - на ЗО,3%, Р < 0,001, а глицирам - на 17,5%, P < 0 (приложение 2).
Поскольку гиполипидемические свойства присущи также урсоловой кислоте и ее производным [219], глицираму [144], глициренату [144] и другим тритерпеноидам, можно предположить, что оно обусловлено структурой тритерпеноидного кольца. Проведенное ранее изучение некоторых сторон механизма действия ацетата урсоловой кислоты [219] показало, что гипохолестеринемическая и противоатеросклеротическая активность тритерпеноида обусловлена возрастанием уровня неатерогенных липопротеидов высокой плотности и уменьшением содержания липопротеидов низкой плотности, замедлением высвобождения из бета-липопротеидов и отложения свободного холестерина в интиме аорты вследствие снижения в ней количества липопротеидлипазы. Ю. К. Василенко с соавторами [64] показал, что в присутствии тритерпеноидов в животном организме происходит задержка резорбции холестерина из кишечника, усиление выделения холестерина с желчью и окисление его в желчные кислоты. Высказано предположение о способности тритерпеноидов угнетать синтез холестерина [298]. Наблюдение ряда авторов [346, 366] свидетельствует о мембранотропности тритерпеновых гликозидов и способности их воздействия на биосинтез холестерола. Возможно, что метаболиты тритерпеноидов вторгаются в поцесс метаболизма стероидов, что сопровождается торможением некоторых ферментных систем и реакции [по принципу конкурентного торможения], приводящих к угнетению биосинтеза холестерола [298].
По результатам биологических и технологических исследований совместно с Ю. К. Василенко, Л. М. Фроловой, И. В. Скульте и др. [7] нами предложен и запатентован в Госкомитете по изобретениям и открытиям "Способ получения средства, обладающего гипохолестеренимическим действием".

7.2.2. Гепатозащитная активность тритерпеноидов.
Гепатозащитная активность суммы тритерпеноидов, бетулина и бетулина диацетата исследовалась на нелинейных белых крысах с токсическим поражением печени, вызванным трехразовым пероральным введением через день четыреххлористого углерода по 0,3 мл на 100 г массы тела в 50% масляном растворе [255]. Тритерпеноиды вводили пероралъно в дозе 10 мг/кг или 75 мг/кг в течение двух недель. Первое введение производили за 6 дней до начала введения четыреххлористого углерода. Аналогичным образом давали официнальный гепатозащитный препарат силибор в максимальной терапевтической дозе 10 мг/кг (препарат сравнения) [170]. В сыворотке крови всех групп животных определяли аланинаминотрансферазу (АлТ) по Ройтману и Френкелю [255] с помощью набора реактивов "Реком" (Купавна), щелочную фосфатазу в сыворотке крови и ткани печени по методу Gottfried, Rosenberg [129].
Как видно из представленных в приложении 3 данных, сумма тритерпенондов отчетливо нормализовала биохимические процессы при токсическом поражении печени, особенно при его введении в дозе 10 мг/кг. Об этом свидетельствовало снижение в сыворотке крови активности АлТ на 82,0%, (Р < 0,001) ЩФ - на 69,0% (Р < 0,001), содержания ТГ - на 62,0% (Р < 0,001), а также снижение уровня ТГ в ткани печени на 55,0%, (Р < 0,05). По эффективности дейcтвия сумма тритерпеноидов из коры березы не уступала официнальному гепатозащитному средству силибору и даже превосходила его (если судить по изменению активности АлТ) в отношении мембраностабилизирующего действия. Примерно в той же степени гепатозащитное действие оказали бетулин и бетулина диацетат. Однако их влияние на уровень ТГ крови был значительно ниже, чем у суммы тритерпеноидов.
Полученные результаты свидетельствуют о способности тритерпеноидов березы оказывать благоприятное влияние на процессы цитолиза, холестаза и липидоза в печени при ее токсическом поражении. Отчетливое гепатозащитное действие тритерпеноидов, по-видимому, в существенной мере следует объяснить их индуцирующим влиянием на ферменты обезвреживающей системы печени. На это указывает установленная на кафедре биологической химии Пятигорского фармацевтического института способность бетулина в условиях гипокси-состояния, сопровождающего токсическое поражение печени, повышать в ней уровень цитохрома Р-450 и относительной активности монооксигеназ [314].

7.2.3. Желчегоннное действие тритерпеноидов.
Исследования проводились на белых крысах в острых опытах по методу К. Д. Литвинчук и З. И. Новосилец [151]. В трехчасовых порциях собранной желчи определяли содержание холестерина и желчных кислот и рассчитывали холато-холестериновый коэффициент [174]. Сумму тритерпеноидов, бетулин или бетулина диацетат в дозе 10 мг/кг и 75 мг/кг вводили зондом в желудок крыс за 30 мин перед опытом в объеме 2 мл. Аналогичным образом вводили официнальный желчегонный препарат фламин в максимальной терапевтической дозе (препарат сравнения). Контролем служили опыты с введением воды.
Как следует из представленных в приложении 4 данных, сумма тритерпеноидов из коры березы, бетулин и бетулина диацетат оказывали значительное желчегонное влияние, которое сочеталось с еще более значительным антилитогенным действием. Наибольший желчегонный и антилитогенный эффект наблюдался при введении бетулина, примерно равный при обеих дозах вещества: количество выделившейся желчи увеличилось по сравнению с контролем на 152,3% (Р < 0,001) и 140,0% (Р < 0,001), а величина холато-холестеринового коэффициента - на 151,1% (Р < 0,001) и 166,4% (Р < 0,001) соответственно при дозах вещества 10 мг/кг и 75 мг/кг. Влияние суммы тритерпеноидов и бетулина диацетата в большей степени зависело от дозы и было большим при даче суммы тритерпеноидов в дозе 10 мг/кг, а при даче бетулина диацетата - в дозе 75 мг/кг. Активность всех исследованных тритерпеноидов превышала таковую официнального желчегонного препарата фламина.

7.2.4. Противовоспалительная активность тритерпеноидов.
Противовоспалительная активность тритерпеноидов изучалась на белых крысах по методу Cotton pellet (63,144). Опытным животным внутрибрюшинно на стерильном физиологическом растворе вводились препараты в дозе 12,5 мг/кг в течение 7 дней. Контрольным животным вводился только стерильный физиологический раствор. В качестве препарата сравнения использовался гидрокортизон в терапевтической дозе (12,5 мг/кг). На 8 сутки животных забивали, извлекали образовавшиеся грануломы, которые взвешивали, затем высушивали до постоянного веса и снова взвешивали. О процессах эксудации судили по разнице между весом гранулемы в сыром виде и высушенном. О процессах пролиферации судили по разнице между весом высушенной гранулемы и первоначальным весом шарика. Результаты изучения противовоспалительной активности тритерпеноидов из коры березы представлены в приложении 5. Из приведенных данных следует, что под влиянием суммы тритерпеноидов из коры березы имело место существенное торможение как эксудативной (на 31,0%, P < 0,001), так и пролиферативной (на 41,8%, Р < 0,002) фазы воспаления. При этом противовоспалительная активность суммы тритерпеноидов из коры березы заметно превышала действие гидрокортизона.
Известно, что многие тритерпеновые соединения при введении их в животный организм вызывают эффекты, подобные действию кортикостероидных гормонов [93 , 374, 375]. В частности, установлена противовоспалительная активность глицирретовой кислоты и гидрокортизона [403]. В связи с этом представляло интерес провести исследование противовоспалительных свойств отдельных, наиболее характерных представителей ряда лупана и b-амирина, входящих в состав тритерпеноидного фитокомплекса из коры березы, а также мацедониковой кислоты, являющейся составной частью препаратов, получаемых из корней ложных солодок. Исследование проводили в сопоставлении с действием глицирретовой кислоты и гидрокортизона. Опыты проводили по методике, указанной выше для суммарного фитокомплекса из коры березы. Полученные данные обработаны статистически [30, 35, 38].
Результаты опытов, представленные в приложении 5 показали, что урсоловая и мацацедониковая кислота подобно гидрокортизону и глицирретовой кислоте оказывают существенное влияние на процессы эксудации и пролиферация при экспериментальном воспалении. Обращает на себя внимание, что противовоспалительное действие индивидуальных тритерпеновых веществ меньше, чем тритерпеноидного фитокомплекса из коры березы.
Таким образом, результат исследования фармакологической активности тритерпеноидов березы и корней ложных солодок свидетельствуют, что как сумма тритерпеноидов, так и индивидуальные тритерпеновые с соединения, относясь к группе относительно безвредных веществ, обладают полифункциональной активностью, обуславливая гиполипидемический, противосклеротический, гепатозащитный, желчегонный, антилитогенный и противовоспалительный эффекты, превосходящие по своей величине действие соответствующих официнальных препаратов. Выявленные свойства тритерпеноидов могут служить экспериментальным обоснованием для их эффективного использования в фармации, медицине и ветеринарии.

7.3. Исследование лечебной эффективности лекарственных форм бетуленола при диарее новорожденных телят.
Установленная высокая фармакологическая активность тритерпеноидов из коры березы, в частности, гепатозащитная, желчегонная и противовоспалительная активность послужила основанием для использования бетуленола в качестве лечебного средства в ветеринарии.
Известно, что в первые дни жизни телят ведущим звеном в адаптации к постнатальным условиям жизни является функциональное состояние пищеварительной системы, в том числе ее гепато-билиарного звена, при нарушении которых возникает диарея. В этой связи была поставлена задача отработать лекарственную форму бетуленола, её оптимальную дозу и способ применения и проверить ее терапевтическую эффективность при диарее новорожденных телят.
Исследования выполнены в лаборатории незаразных болезней телят Белорусского научно - исследовательского института экспериментальной ветеринарии им. C. H. Вышелесского, виварии института, в совхозе "Рудненский" Пуховического района Минской области под руководством зав. лаборатории, к.б.н. А. Ф. Пилуй. Объектом исследований служили разные лекарственные формы бетуленола, белые мыши, новорожденные телята. Объем исследований составил три лекарственные формы бетуленола для перорального введения животным, 100 белых мышей, 28 новорожденных телят. Всего было выполнено 2 тыс. клинических и биохимических исследований. Установлена относительная безвредность препарата (ЛД50 > 5 666 мг/гг.) Экспериментально отработаны и предложены три лекарственные формы бетуленола.
    Теленку:
  1. Rp.:Pulv. Betulenoli 1,5
    D.t.d. ∙15
    S.: Внутреннее. Задавать 2-3 раза в день за 20-30 минут до кормления.
  2. Rp.:Pulv. Betulenoli 1,5
    Twini - 80 gtt. I
    Aq. dest. ad 30,0
    V. ut f. Suspensio
    D.t.d. ∙15
    S.: Внутреннее. Задавать З раза в день за 20-30 минут до кормления в 100 мл воды.
  3. Rp.:Pulv. Betulenoli 1,5
    Natrii Chloridi 5,0
    Farinae secalis q.s. ut f. bolus
    D.t.d. ∙15
    S.: Внутреннее. Задавать по 1 болюсу 3 раза в день за 20-30 минут до кормления.
Для определения терапевтической ценности приведенных лекарственных форм препарата проведены наблюдения на 4 группах (по 7 голов в каждой) новоровденных телят - аналогов с клиническими признаками расстройства пищеварения. Лечение больных животных проводили по схеме: голодная диета, выпаивание вместо молозива жидкостных растворов с одновременной дачей внутрь до выздоровления одной опытной группе порошка бетуленола в дозе 42,5 мг/кг три раза в день за 20-30 минут до кормления, второй группе-суспензии, третьей группе - болюсы по аналогичной схеме, четвертая группа была контрольной и получала отвар коры дуба согласно инструкции его применения. Критериями оценки эффективности применения препаратов служили клинические и биохимические исследования: определение в крови на первый, пятый, десятый дни жизни телят билирубина, аланин- и аспарагинаминотрансфераз, общего белка, g-глобулинов, глюкозы, количества эритpoцитoв и лейкоцитов, гемоглобина по общепринятым методам. За подопытными животными наблюдение вели до 15-дневного возраста. Цифровые данные обрабатывались методом вариационной статистики.
Установлено, что под влиянием курса применения лекарственных форм бетуленола у животных сокращались сроки выздоровления на 2-3 дня и число случаев перехода, заболевания в тяжелую форму - на 15-20% по отношению к контролю. Так, при лечении порошком бетуленола продолжительность болезни составляла 4,14 ± 0,6 дня, блюсами - 3,72 ± 0,4 дня, суспензией - 3,28 ± 0,2 дня, а в контроле - 6,34 ± 0,6 дня. Содержание в крови эритроцитов, лейкоцитов, гемоглобина, общего белка, глюкозы у опытных и контрольных животных колебалось в пределах физиологических норм и достоверных отличий в показателях у животных четырех групп не было выявлено. В то же время при заболевании диареей в крови телят отмечалась повышенная активность аланин- и аспарагинаминотрансфераз, уровень билирубина был повышен (приложение 6). Применение лекарственных форм бетуленола обусловило снижение в крови АлТ в первой группе на 33,3% (P < 0,01), соответственно АсТ - на 24,6% (P < 0,01), 27,7% (Р < 0,01) и на 28,6% (P < 0,01) по сравнению с контролем. Одновременно в крови опытных групп животных в отличие от контрольных существенно снижался уровень общего и прямого билирубина (приложение 6). Таким образом, проведенные исследования свидетелъствуют о том, что лекарственные формы бетуленола в клинических условиях оказывают выраженный терапевтический эффект при диарее телят, на что указывает динамика клинического состояния больных животных и нормализация биохимических показателей гепато-билиарной системы. Из исследованных лекарственных форм бетуленола несколько большей активностъю обладает суспензия бетуленола.

    Выводы к главе:
  1. Сумма тритерпеноидов из коры березы обладает бактериостатическим действием и задерживает рост грибов дерматофитов.
  2. Сумма тритерпеноидов из коры березы, индивидуальный тритерпеноид бетулин и его диацетат оказывают гипохолестеринемическое, гипотриглицеридемическое действие и снижают содержание холестерина в аорте в большей степени, чем официнальные препараты полиспонин, цетамифен, сапарал и глицирам.
  3. Сумма тритерпеноидов из коры березы, бетулин и его диацетат обладают в равной степени с официальным препаратом гепатозащитным действием, оказывая благоприятное влияние на процессы цитолиза, холестаза и липидоза в печени при ее токсическом поражении.
  4. Сумма тритерпеноидов из коры березы, бетулин и его диацетат оказывают значительный желчегонный и антилитогенный эффект, превосходящий влияние официнального препарата фламин.
  5. Сумма тритерпеноидов из коры березы, урсоловая и мацедониковая кислоты подобно глицирретовой кислоте и гидрокортизону обладают противовоспалительным действием, существенно тормозя эксудативную и пролиферативную фазы воспаления.
  6. Бетуленол (суммарный тритерпеноидный препарат из коры березы) в лекарственной форме порошки, суспензия и болюсы является эффективным средством терапии диареи новорожденных телят.


    Общие выводы:
  1. Теоретически обобщены и экспериментально развиты положения о тритерпеноидных соединениях в ряду лупана и бета-амирина. Физико-химическими, биологическими и технологическими исследованиями обоснованы пути создания лекарственных средств из коры березы и корней ложных солодок для применения их в ветеринарии и фармации.
  2. Установлено, что в хозяйствах лесной и деревообрабатывающей промышленности Российской Федерации ежегодно накапливается около 10 млн тонн вторичных отходов коры березы, богатых тритерпеноидами (34,0 - 40,0%).
  3. Существенным сырьевым резервом тритерпеновых соединений могут явиться виды солодок щетинистой и македонской, распространённые по долинам рек Северного Кавказа и Волги и содержащие 14,0 - 18,0% тритерпеновых сапонинов, производных бета-амирина.
  4. Изучен химический состав коры березы, выделены основные тритерпеноиды, содержащиеся в сырье (бетулин, лупеол, олеаноловая кислота и др.). Из корней исследованных видов солодок получены тритерпеновые гликозиды и установлена их структура. Они представляют собой глюкурониды мацедониковой и эхинатовой кислот.
  5. Впервые разработана рациональная технология производства препаратов:
    1. бетуленола, представляющего собой комплекс тритерпеноидов коры березы;
    2. бетулина диацетата, полученного из основного компонента бетуленола - бетулина (до 70,0%);
    3. суммы очищенных тритерпеновых сапонинов из корней солодки македонской.
  6. Изучена поверхностная активность суммы тритерпеновых сапонинов и экстрактов солодок македонской и щетинистой. Показана их высокая пенообразующая и солюбилизирующая активность.
  7. Проведена стандартизация разработанных фитопрепаратов:
    1. бетулина диацетата. и индивидуальных тритерпеноидов солодок методом УФ-спектрофотометрии в концентрированной серной кислоте;
    2. бетулина в суммарном препарате и его диацетата в модельной лекарственной форме методом газо-жидкостной хроматографии. Разработанные методики положены в основу нормативно - технической документации на бетуленол.
  8. Установлено, что сумма тритерпеноидов из коры березы является эффективным средством в отношении грибов дерматофитов и обладает значительным гипохолестеринемическим, гепатозащитным, желчегонным и противовоспалительным действием. Препарат бетуленол в клинических условиях показал возможность его применения в качестве антидиарейного средства при лечении новорожденных телят.
  9. Разработана и находится в стадии внедрения нормативно-техническая документация на препарат бетуленол (опытно-промышленный регламент, технические условия, временная инструкция по приготовлению и контролю суммарного тритерпеноидного препарата бетуленол).
  10. Исследования по созданию препарата бетуленол и его лекарственных форм включены в тематический план Белорусского научно-исследовательского института экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского, в план научно-исследовательской работы ряда кафедр и в программу Пятигорского Фармацевтического института и Проблемного научного центра ∙24. Фрагменты работы внедрены в учебный и научной процесс ряда вузов российской Федерации, республики Беларусь, Украины и Узбекистана.


Назад